Актуальное
Погода в Запорожье
Загружаем курсы валют от minfin.com.ua
Новости партнеров
E-mail Рассылка

Введите свой E-mail:

Центр города, ул. Победы (р-н супермаркета «АМСТОР»)
Дешевое жилье в Запорожье. Комната - от 800грн/в мес, 1 комн. квартира - от 1500 грн/в месяц. НЕ АГЕНСТВО! <br> тел. (066) 136-04-71, (063) 946-79-86
» » » Крымская COVIDмедицина

Крымская COVIDмедицина
В период «короновирусной самоизоляции», когда и утром, в обед и вечером, основной информацией всех медиа ресурсов, являются сообщения: где и сколько заболело, сколько выздоровело и сколько скончалось, все истории, связанные с медициной, приобретают особую значимость.

Именно они становятся наиболее зримыми свидетельствами того административно–полицейского маразма, который уже фактически стал неотъемлемой частью крымской повседневности. Яркими иллюстрациями того театра абсурда, который творится на некогда благодатной земле.

Недавно один мой знакомый вплотную столкнулся с новыми пандемическими реалиями крымского здравоохранения. Пожилым родственникам моего приятеля после нескольких месяцев самоизоляции понадобились (что и не удивительно) антидепрессанты. Но выдача таких лекарств осуществляется только по рецептам.

Попытка получить их через участкового терапевта успехом не увенчалась. И вот именно за таким рецептом, а также за потенциальной возможностью записать своих родственников на прием к специалисту, мой знакомый и отправился в “республиканскую клиническую психиатрическую больницу” – в народе прозванную «Розочкой»: улица на которой она расположена некогда имела название – Роза Люксембург.

Первоначально, найдя в интернете телефонный номер регистратуры больницы, он попытался туда дозвониться. Но после набора номера услышал в трубке лишь длинные гудки, который порой сменялись короткими.

В конце концов, одним майским утром он отправился лично в эту больницу за рецептом. Несмотря на то, что психиатрическая клиника называется больницей – она является на самом деле небольшим больничным городком. Помимо стационара там расположены и другие отделения. Причём, некоторые из них занимались выдачей различных разрешительных справок необходимых, например, для поступления на работу или на учебу в вузы. Так, что, образно говоря, народная тропа к ним не зарастала. Сама больница обнесена внушительной высоты забором, но ворота ее, по крайней мере в рабочее время всегда были открыты, а главной функцией охраны, пост которой расположен у входа, является объяснение, за какими справками куда надо идти.

Уже на подходе к больнице мой знакомый почувствовал что-то неладное. Это чувство было во многом навеяно заметной издалека большой толпой, собравшейся в районе входа в больницу. Толпа была настолько большая, что он даже испугался: случайно не митинг ли там проходит несанкционированный?

Подойдя ближе и увидев отсутствие “ОМОНа” и “Росгвардии” успокоился – ничего несанкционированного здесь явно не происходило. Присмотревшись и прислушавшись, он понял, что вся эта шумящая возле оказавшимися закрытыми ворот толпа собралась для того, чтобы в несколько своеобразной манере продолжить получать те услуги, которые оказывает эта больница.

Довольно много людей чрез отверстия в воротах пытались получить для устройства на работу необходимые справки. Через щели в закрытых воротах ощущался налет некого безумия и даже иррационализма.

Многие из пришедших пытались что-то передать своим родственникам, лежащим в стационаре или наоборот, что-то забрать от них. Коммуникация между посетителями и пациентами осуществлялась по средствам суровых мужчин и женщин (видимо, санитаров) деловито забиравших перебрасываемые через забор или передаваемые через узенькую калитку сумки, пакеты и тому подобное. Передачи в обратную сторону осуществлялись схожим образом.

Но наиболее многочисленная часть собравшихся состояла из тех, кому нужен был именно врач. Причем, если среди как ожидавших справки, так и стремящихся что-то передать в стационар было заметно активное движение (кто-то через щели в закрытых воротах заказывал справки, кто-то их получал, кто передавал передачи, кто-то их забирал) то дела людей, ожидающих какие-то медицинские консультации, обстояли явно не столь радужно. Все эти люди, а их было несколько десятков стояли несколько в стороне от основного движения, и занимались одним – пытались судорожно набрать какой-то номер на своих мобильных.

Не без труда пробившись, прорвавшись, протолкавшись к воротам, мой знакомый попытался уточнить у стоявших за ними людей в белых халатах, можно ли попасть на прием к врачу и что для этого нужно сделать. На что получил краткий, но содержательный ответ: “Всю информацию следует искать на наклеенных объявлениях на воротах”. Это было сказано так, что желание задавать еще вопросы у него пропало начисто.

Внимательно просмотрев вывешенные объявления, которых оказалось наклеено немало, он не без труда, но все же нашел, что искал. Это объявление сообщало приблизительно следующее: “По всем вопросам, не связанным с госпитализацией или выдаче справок звонить в регистратуру”. Ниже был указан один городской номер.

Вы вдумайтесь: только один номер для обращений. Именно в этот момент до товарища дошло, куда пытались позвонить те, судорожно нажимавшие иконку вызова и вслушивающиеся в гудки, люди. Понял он и то почему раньше ему не удавалось дозвониться в регистратуру.

Достав свой мобильник, он присоединился к собратьям по несчастью – тоже стал набирать нужный ему номер.

Приблизительно через 2,5-3 часа перманентного нажатия иконки вызова произошло чудо: вместо телефонных гудков он наконец услышал: «Регистратура. Слушаю!».

Он начал рассказывать свою ситуацию, но его тут же прервали. Уставшим голосом его визави поинтересовался – состоит ли его родственник на медицинском учете и какие лекарства ему выписывали ранее. Он ответил. После чего услышал: “Ждите!” И на другом конце провода бросили трубку.

Примерно через час к воротам подошла женщина в белом халате и принесла пачку бланков рецептов, которые раздала нескольким десяткам сумевших дозвониться счастливцев. Мой товарищ оказался в их числе.

Добравшись наконец ближе к вечеру домой, он испытал жгучее желание несколько успокоить расшалившиеся после всех злоключений нервы с помощью горячительных напитков. Но отказался от этой такой столь заманчивой идеи. Ведь в оккупированном Крыму такие ситуации, при которых управленческий абсурд и маразм борганично сливаются в единую целостность с институционально – личностным хамством и демонстративно барским, пренебрежительным отношением к потребностям местных жителей будут возникать постоянно. И если после каждого подобного происшествия для успокоения принимать горячительное, то алкогольная зависимость может стать вполне реальной перспективой.
Категория: Пульс города, Новороссия, Top News | Просмотров: 3762 | Добавил: Tymchenko
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.